Почему война Украины с Россией может длиться вечно, – грузинский политолог

Как в свое время в Грузии, РФ будет использовать все средства для оказания постоянного давления на Киев. Конечная цель Москвы – сорвать евроатлантическую интеграцию Украины

Колонка написана в соавторстве с политическим экспертом Грузинского института политики Йозефом Ларсеном

Президент РФ Владимир Путин недавно предложил ввести миротворческую миссию на восток Украины. Может показаться, что это некая увертюра к установлению мира на Донбассе. На самом деле Путин вовсе не настроен на дружественный лад.

Заявление о миротворцах на Донбассе напоминает действия РФ в Грузии до 2008 года, когда Москва поддерживала миссию наблюдателей ООН в зоне грузино-абхазского конфликта, а также миссию ОБСЕ в Южной Осетии. Но вместо того, чтобы добиться прочного мира, эти шаги стали прелюдией к укреплению присутствия России в конфликтных регионах Грузии.

На Донбассе Россия использует свою военную силу для создания постоянного и неразрешимого конфликта. Война оказывает давление на правительство в Киеве, подрывая усилия Украины в области реформ и евроатлантической интеграции. Но даже если Украина, Россия и поддерживаемые Кремлем сепаратисты достигнут какого-либо соглашения о прекращении огня, то это снова будет лишь временная передышка.

Киеву и Западу следует ожидать второго этапа конфликта. Это показал пример Грузии, куда вторглась Россия и где война фактически так и не закончилась.

В Грузии Россия перешла от тактики «грубой силы» к подрывной деятельности. Это включает в себя «разграничение» грузинской территории: установка знаков, ограждений и колючей проволоки вдоль пограничных линий, отделяющих оккупированные территории Грузии от остальной части страны. Все это началось сразу после войны, но с 2013 года процесс усилился. В нескольких случаях российские солдаты и осетинская милиция уже нарушили границы и переместились вглубь территории Грузии.

Таким образом, выстраивая физические преграды, Россия постоянно поддерживает абхазский и осетинский сепаратизм, тем самым ослабляя грузинское государство.

Сейчас Украина и ее союзники обсуждают новые форматы миротворческих миссий на Донбассе. Но следует помнить, что присутствие миротворцев в Грузии в 2008 году не остановило вторжение России. Даже мониторинговая миссия ЕС не предотвратила оккупацию Россией грузинской территории.

Маловероятно, что Украине в этом плане повезет больше. Москва настаивает на узком мандате миссии ООН по поддержанию мира, исключающего доступ миротворцев к украинско-российской границе. Это дает возможность России получить неограниченный доступ к оккупированной территории. Аналогичную ситуацию мы наблюдали в Абхазии и Южной Осетии.

Россия будет настаивать на таком соглашении о прекращении огня, которое гарантировало бы ей постоянное право вето всего, что касается Украины. Как это было с Грузией. Как только горячая фаза войны закончится, Россия, скорее всего, попытается подорвать суверенитет Украины, используя методы, похожие, хотя и не идентичные тем, которые она сейчас использует против Грузии.

Во-первых, это будет означать и продолжение российской кампании за международное признание аннексированного Крыма. Так же, как Кремль лоббировал признание Абхазии и Южной Осетии суверенными государствами. Но с грузинскими территориями Россия не слишком преуспела, а вот ситуация с Крымом может сложиться по-другому. Когда Россия обнаружила, что она не может противостоять единой позиции Брюсселя по Крыму, она стала обращаться с крымским вопросом к отдельным европейским партиям и политикам.

Так Марин Ле Пен, занявшая второе место по результатам президентских выборов во Франции, заявила, что «сожалеет о том, что референдум в Крыму не был признан международным сообществом». Кристиан Линднер, лидер Либеральной партии Германии и вероятный член следующей правящей коалиции, также призвал к более мягкой позиции по вопросу Крыма, хотя он и не говорил об официальном признание полуострова российским.

Во-вторых, Россия получила бы возможность проводить де-факто аннексию Донбасса, контролируя эту территорию, и при этом избегать международной реакции, которая последует за открытой аннексией восточных регионов Украины. Укрепление российского военного присутствия будет постоянно ослаблять киевское правительство. Россия уже проделывала это в Абхазии и Южной Осетии, подписывая соглашения о «союзе и интеграции» в 2014 и 2015 годах.

То есть, как и в Грузии, Россия будет использовать ненасильственные средства для оказания постоянного давления на Киев. Конечная цель этого – сорвать евроатлантическую интеграцию Украины.

Поэтому Украина и ее западные партнеры не должны повторять ошибки российско-грузинского конфликта. Во-первых, антироссийские санкции в ответ на незаконную аннексию Крыма должны быть сохранены, даже если в Донбассе, наконец, наступит устойчивый режим прекращения огня.

Россия не является честным посредником в любом постсоветском конфликте. Поэтому ответственность за поддержание мира на Донбассе не может быть возложена на те международные институты, где у Москвы есть право вето. Лучшим вариантом могли стали бы миротворческие силы под руководством ЕС. А чтобы избежать повторения того, что произошло в Грузии, любое соглашение по поддержанию мира в регионе должно включать себя контроль над украинско-российской границей.

Более того, не может быть разницы между позициями Вашингтона и европейских столиц по Крыму. Учитывая готовность некоторых западноевропейских политических партий поддерживать геополитические интересы России, Москва, по-видимому, рассчитывает на больший успех с признанием Крыма.

Проще говоря, Украина и ее партнеры должны сделать все, чтобы Россия не получила свободный доступ на территорию Донбасса. Это значит, что нужно придерживаться согласованной единой позиции в отношении миротворцев, антироссийских санкций и непризнания аннексии Крыма.

Грузия слишком хорошо знает ту цену, которую ей пришлось заплатить за свои ошибки.

Loading...